Autor Wątek: [Михаил Федорович Ребров] Советские космонавты  (Przeczytany 2112 razy)

0 użytkowników i 1 Gość przegląda ten wątek.

Online Orionid

  • Moderator
  • *****
  • Wiadomości: 14960
  • Very easy - Harrison Schmitt
55

ВЗЛЕТНАЯ ПОЛОСА


Светлана Евгеньевна Савицкая

Летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза Светлана Евгеньевна Савицкая. Родилась в 1948 году в Москве. Член КПСС. Совершила полет в космос в 1982 году.

Бывает же такое: каждую ночь снится небо. Будто парит она в голубой вышине птицей, внизу — белые-белые облака, тихо поет ветер, жаркое солнышко греет лицо. Чем выше, тем дальше горизонт, от которого спешит к тебе бодрая прохлада. И вдруг — звенящий рокот реактивных турбин. Это летит отец...

Светлана просыпается и глядит в окно. За стеклом черное небо, усыпанное мигающими огоньками звезд. Тихо. Все спят. «И все-таки небо прекрасно», — думает она.

...Детство Светланы иначе как обычным не назовешь: школа, пионерский отряд, комсомол. Кроме уроков, что значились в школьном расписании на каждый день, по настоянию родителей занималась музыкой, английским языком, плаванием.

Первое свидание с небом состоялось, когда она училась в девятом классе. Сердце сжалось в комочек, когда шагнула в распахнутый люк. Упругая струя воздуха ударила в лицо, обожгла холодом, заставила зажмуриться. Потом открылся удивительный простор, впереди — излучина реки с песчаными отмелями. А там дальше — город, и ее дом, и ее школа...

После десятилетки сомнений не было. Она уже давно «прислушалась» к себе и решила поступать в Московский авиационный институт. И еще решила стать летчиком-испытателем.

Почему вдруг летчиком, да еще испытателем? Ведь у нее и так с небом большая дружба.

Признаюсь: сначала думал, что это прихоть, желание непременно перещеголять мужчин. Но ведь были и другие женщины, ставшие профессиональными испытателями самолетов: Ольга Ямщикова, Нина Русакова, Марина Попович... Стремясь к нелегкому делу, она мечтала стать настоящим, грамотным летчиком.

Путь от мечты к ее осуществлению и долог, и труден. Помню беседу с одним известным летчиком. Он говорил:

— Я знаю немало молодых людей, для которых первые шаги в профессию оказались, увы, последними. Происходило так потому, что они были знакомы лишь с парадной, престижной, так сказать лицевой, стороной дела. Разочаровавшись раз-другой, умный человек в конце концов поймет, что трудовые будни — это все-таки будни, а не каждодневный праздник. И любое движение вперед требует усилия, исполнения долга и, может быть, не всегда понятных обязанностей...

Именно в такой черновой повседневной работе Светлана проявляла завидное упорство. Известно, что некоторые летчики и парашютисты не очень-то любят тренажеры. Им подавай настоящий полет, настоящий прыжок. Светлана же могла часами крутиться на подвеске, терпеливо анализировать последствия каждого своего движения.

Прыгать с парашютом она любила. Для нее но было двух одинаковых свиданий с небом. Каждый раз узнавалось и приобреталось что-то новое. Иногда 3 — 4 раза в день поднималась она в дребезжащем «Антоне», чтобы возвратиться на землю под упругим куполом и после каждого прыжка снова самой укладывать парашют. Такое дело и для мужчин утомительно, но Светлана не отступала. В этом, наверное, и есть секрет человека, увлеченного своим делом.

Когда она проходила первоначальную аэроклубовскую программу, ее и еще нескольких увлеченных заприметил тогдашний тренер сборной парашютной команды Москвы А. С. Киселев. Двое — Ирина Мухина и Светлана Савицкая — особо понравились тренеру: «Работают грамотно, старательно, а главное — в радость. У этих дело пойдет...»

В 1965 году в московском клубе «Полет» готовили группу для рекордных стратосферных прыжков. Команда складывалась не сразу: были поиски, были замены. Киселев порекомендовал Иру и Свету. Попробовали в тренировочных прыжках и взяли.

Прыгали ночью. Специальный самолет, сделанный на базе Ту-104, пошел в набор высоты. Девчата, веселые на земле, притихли, сосредоточились. Стрелка высотомера приближалась к 14000 метров, когда они покидали неосвещенный салон. Представьте, из темноты — да в темноту! Холодную, липкую... Тогда был рекорд. Контрольные приборы показали 13 901 метр.

Потом был групповой ночной прыжок с еще большей высоты. В семнадцать лет Светлана пошла еще на один рекорд: покинув самолет на высоте 14 252 метра, она устремилась вниз в свободном падении. Позади тысяча метров, три тысячи, пять, десять, тринадцать... 13716 метров — и только тогда над падающей «точкой» вспыхнул белым облачком парашют...

Парашютный спорт давался ей легко, и все-таки она хотела летать.

А у нее была своя логика: «Жаль их, только прыгающих. Они не ведают взлетов. Но ведь есть те, в чьей судьбе существуют высоты. Высота — это звездный час человеческой жизни, который всегда требует большой затраты духовных сил и часто нравственного подвига человека. Тогда жизнь, оторвавшись от привычной и скучной плоскости, приобретает объемный характер, становится полнокровной».

В летную группу ее не приняли по возрасту. Формально вроде бы все против нее, но ведь она — мировая рекордсменка, за плечами почти полтысячи парашютных прыжков. А тут еще настойчивость такая, что попробуй устоять.

Теоретический курс прошла успешно. С инструктором отлетала тоже нормально. Первый самостоятельный ждала, как ждут чего-то самого желанного. Дома ничего не сказала. Отец узнал об этом накануне от посторонних людей. Не выдержал, приехал в Тушино. Як-18 уже бежал по полю. Потом ровно оторвался и пошел на круг. Машиной управляла твердая расчетливая рука. Самолет пошел на посадку. Приземлился нормально. Евгений Яковлевич хотел поздравить дочь, но, зная ее характер, решил ретироваться — не любит Светлана, чтобы родители вмешивались в ее летные дела.

Когда она вылезла из кабины, кто-то из ребят шепнул: «Отец приезжал. Вон там стоял и смотрел. Смотрел и курил».

Вечером дома состоялся такой разговор:

— Папа, кто тебя просил приезжать?

— Посмотреть. Мне же интересно узнать, умеет ли летать моя дочь.

— Ну и как?

— Так, удовлетворительно.

Светлана бросилась на шею к отцу. Ведь это его скупое «удовлетворительно» означало, что он поверил в нее.

О становлении Светланы Савицкой как летчицы рассказывать можно было бы много. И о том, как обычные аэродромные будни, эти крохотные ступеньки, изо дня в день складывались в лестницу, ведущую все выше в небо. Как в каждом полете училась мыслить, а вернувшись домой, думала лишь об одном — как будет летать завтра. В этом повествовании было бы не только много побед, но и предшествующих им огорчений, чертовского напряжения, неимоверной усталости... Те, кто летал на поршневых «яках», знают, что самый тяжелый труд у пилотажников. Самая большая усталость после тренировочных полетов на них.

В 1970 году дебютантка советской сборной пилотажников Светлана Савицкая, имевшая к тому времени налет всего 300 часов, превзошла в состязаниях всех своих соперниц на VI чемпионате мира по высшему пилотажу, который проходил в Англии (в Халлавингтоне).

Незаметно подкралась зима. Учеба в институте требовала все больше времени, и Светлана расставалась с небом. Но в мыслях оно продолжало оставаться с ней и на зачетных сессиях, и в дни работы над курсовыми проектами. О становлении Светланы Савицкой как инженера тоже можно было бы рассказать многое. О том, как засиживалась до ночи, читая литературу, — теперь надо было знать еще больше; как ломала своп характер, понимая, что свойственная ей прямолинейность мешает контактам с людьми; как постоянно думала, искала свое место в авиации...

Снег, добрый снег падал на застывшую землю, укутывал ее пушистой, ласковой пеленой, обещая весной дружные всходы, новую молодую жизнь и новые заботы. Защита дипломного проекта и возвращение в свое небо — вот что волновало Светлану больше всего.

Новый мировой чемпионат пилотажников проходил на аэродроме «Салон де Прованс» близ Марселя. Лучшие спортивные асы мира прибыли сюда, чтобы помериться силами и показать, чего они достигли за полтора года упорнейших тренировок. Упорнейших... Могла ли Савицкая сказать такое о себе? Ведь последний год в МАМ был таким тяжелым. Четвертое место на седьмом чемпионате — результат тоже высокого класса. Но мечта об участии в полетах испытательных не ослабевала от успехов спортивных. Каждая встреча, каждый разговор с отцом, каждый оживающий в памяти эпизод прошлого становились для Светланы одновременно ступеньками познания и собственного «я».

Она видела жизнь отца (дважды Герой Советского Союза маршал авиации Евгений Яковлевич Савицкий, чей позывной «Дракон» повергал в страх фашистских асов в каждом из 360 совершенных им в годы войны боевых вылетов, оставил кабину сверхзвукового истребителя-перехватчика после того, как разменял седьмой десяток лет) не изведанной и ровной, а в чем-то таинственной и суровой, наполненной борьбой, летными страстями, а может быть, и страданиями, которых она не знала, но которые усиливали ее стремление к новому, рождали упорство.

Диплом инженера, свидетельство об окончании Центральной объединенной летно-технической школы ДОСААФ, работа летчиком-инструктором в Центральном аэроклубе... И вот зачисление в школу летчиков-испытателей (женщин сюда, между прочим, не берут). Сюда не лезут всеми правдами и неправдами, звонками пап и мам, репетиторами. Право на «вход» давало иное.

Помнится разговор с трижды Героем Советского Союза маршалом авиации Александром Ивановичем Покрышкиным. Он слушал ее внимательно, но вовсе не торопился поддержать.

— А что ты знаешь об этой работе? Что ты можешь в нее внести? — Вопросы маршала уже в своей постановке таили отказ. — Летчик-испытатель — это величайший педант. Он каждой клеточкой мозга, каждым нервным окончанием понимает, что мелочей в его деле нет, любое упущение может обернуться сложной ситуацией и даже крупной неприятностью для большого коллектива. Повторяю: не для него одного, для коллектива. Испытания — это не слова, а занудство, состоящее из тысяч и тысяч «мелочей». Их проверяют и перепроверяют. Умеешь ли ты правильно оценивать себя? Можешь ли со всей строгостью и публично признать, что получилось, а что не получилось? И в чем не доработала ты сама?

Разговор был долгим. В чем-то даже недобрым. Но очень для нее нужным. Много позже в разговоре с журналистом о своей профессии она скажет: «Эмоции? Трудно о них говорить. Некоторые считают, что я вообще человек без эмоций. Это не так. Просто, когда дело касается летной работы, я считаю их лишними. И сознательно приучила себя к выключению эмоций в прыжках, в полетах, воспитала в себе пунктуальность, педантичность, умение все разложить «но полочкам» и не упускать из виду никаких мелочей».

Путь в реактивную авиацию начался с МиГ-15. Потом цепочка выстроилась так: МиГ-17, МиГ-19 и, наконец, МиГ-21. Все это в ранге летчика-инструктора Центрального аэроклуба. Ну а школа летчиков-испытателей?

Герой Советского Союза заслуженный летчик-испытатель СССР Ф. И. Бурцев рассказывал:

— Да, есть такое правило: женщин не брать. Профессиональные успехи Савицкой были впечатляющими, но... Вот поэтому и отношение к ее зачислению в школу было различным. Начались проверки. Возможно, мы были излишне строги. Возможно, приглядывались с каким-то предубеждением. Это естественно в нашей работе. И вот тут оказалось, что иные мужчины послабее летают. Выпустили Светлану на двухмоторном Ан-24, потом — на четырехмоторном Ил-18... Инструкторы говорят в один голос: упорна, трудолюбива, машину чувствует тонко. Дальше — больше: летала она на истребителях, на транспортных...

Сначала Светлану Савицкую просто прикомандировали к школе летчиков-испытателей. А через восемь месяцев занятий и проверок зачислили слушателем. В одной из ее характеристик я читал: «Грамотный, инициативный, трудолюбивый летчик-испытатель». И далее: «Отличное знание техники... Тщательная всесторонняя подготовка к каждому полету. Может выполнять сложные испытательные программы с высоким качеством».

Что стоит за этими словами? Отвечу. Она освоила более 20 типов самолетов. Это почти все семейство современных «яков», сверхзвуковые «миги» и «су», «ильюшины», «Туполевы», «антоновы».

— Неужели вы никогда не разочаровывались, не мучились неуверенностью в удаче, в собственных силах? — спросил ее.

— В небе не разочаровываются,- ответила Светлана. — А удача приходит к тем, кто готовит ее. Каждый день. И не изменяет этой привычке.

Привычка... Привычка не быть равнодушной, не пасовать перед трудностями, не допускать дней-пустоцветов. Это она помогла Светлане установить сразу четыре мировых рекорда на сверхзвуковом Е-33. Это она помогла освоить новый самолет и перекрыть все эти рекорды. Это она помогла штурмовать высоты и скорости. На Е-133 Савицкая показала на базе 15 — 25 километров скорость почти 2700 километров в час. Такого результата не знала еще ни одна летчица в мире.

— У меня были и есть отличные учителя, — говорит Светлана. — Это их заслуга. О, как мне везло на таких людей!..

Свыше полутора тысяч часов провела она в кабинах самолетов, выполнила более 500 парашютных прыжков. Ей принадлежат 18 парашютных и самолетных мировых рекордов (одиннадцать из них держатся до сих пор). Время и работа принесли ей признание, славу, почет, но не принесли успокоения.

Она знает, чего хочет, и умеет этого добиваться. Трудом. Без громких слов о романтике, без жажды похвалы, без эдакой горделивости. И это вовсе не высокомерие зазнавшейся «звезды», а уверенность профессионала, знающего, что его работа нужна и всегда ее можно выполнить немножко лучше.

И еще хочу сказать о Светлане Савицкой. Не будем забывать, что она женщина, жена, ей, как и другим, приходится хозяйничать по дому, шить, варить, убирать. Какая семейная женщина может этого избежать! Все это есть и у нее.

— Небо начинается с земли, — говорит она мечтательно. — В небе начинается космос...

Так вот оно что. Небо ведь действительно начинается с земли, прямо от бетонных плит взлетной полосы, откуда начинается воздух. Потом воздух кончится. Но не кончится небо. Оно перейдет в космос.

Минуло девятнадцать лет после прекрасного полета «Чайки» — Валентины Терешковой. И вот на борту космического корабля «Союз Т-7» и орбитальной станции «Салют-7» снова работала женщина. В мужском экипаже ее обязанности определялись двумя словами — «космонавт-исследователь». Слова вроде бы простые. Л вот содержание труда штурмующих звездные просторы таким не назовешь.

Вторая сестра звездных братьев... Но если полет Валентины Терешковой должен был дать ответ на самый главный тогда вопрос: «Может ли женский организм перенести условия космического рейса?» — а сам пилот «Востока-6» был в какой-то мере испытуемым объектом, то новый старт преследовал иные цели. Светлана Савицкая была испытателем и экспериментатором. «И не случайно, что именно женщине, вся жизнь которой есть не что иное, как преодоление множества барьеров, стоящих на ее пути к космической кабине, в новом полете было поручено проведение цикла медико-биологических исследований» -так сказал о ней Георгий Тимофеевич Береговой.

Полет «Союза Т-7»показал и другое. Светлана Савицкая — пятьдесят третий советский космонавт — не собирается ставить точку. Она шагнула на следующую ступень своего крутого пути, но ые сошла со взлетной полосы.

Online Orionid

  • Moderator
  • *****
  • Wiadomości: 14960
  • Very easy - Harrison Schmitt
56

СЕКРЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СЧАСТЬЯ

Человек вырвался в космос. Переступил порог неприступного. Облетел свою планету. Взглянул на нее со стороны, ступил на Луну, дотянулся «рукой» автоматических межпланетных станций до Венеры и Марса... Пройдут годы, а то и десятилетия, прежде чем люди Земли полностью осознают величие этого шага и поймут, к каким последствиям он приведет в будущем. Но сколь далеко ни уходили бы от «голубой планеты» паши космические пути, как ни долги будут полеты в бескрайнем океане звезд, все это не умалит значения первого 108-минутного рейса «Востока», а подвиг его капитана — Юрия Гагарина навсегда останется ярчайшим событием в истории цивилизации.

Прошло более двадцати лет со дня первого старта. Но мы прекрасно помним и то, что предшествовало ему, начиная с запуска первого искусственного спутника Земли, и то, что было потом. И если те, кто родился после 12 апреля 1961-го, воспринимают запуски космических летательных аппаратов как нечто само собой разумеющееся, если для них старт гигантской ракеты, доставка на орбитальную станцию научного персонала — всего лишь одно из очередных достижений человечества, если происходящее там, в далеком и суровом безмолвии, ныне уже называют привычным и прозаическим словом «работа», то столь стремителен научно-технический прогресс в наш XX век.

Однако люди постарше навсегда сохранят в памяти это волнующее событие эпохи и будут увлеченно, с чувством большой гордости рассказывать внукам: «Я видел этот полет по телевидению. Я слышал голос первого космонавта планеты, донесенный радиоволнами с огромной высоты его полета».

Старты «Востоков», «Восходов», «Союзов», «Салютов» — итог большой и напряженной работы многочисленного коллектива ученых и конструкторов, инженеров, техников и рабочих промышленных предприятий. Это осязаемый результат труда тысяч и тысяч советских людей: профессоров и преподавателей, врачей и медицинских сестер, инструкторов и методистов, химиков и кулинаров, многих других специалистов, которые отдавали и отдают штурму космоса весь свой опыт и знания, воспитывают и обучают космонавтов, проявляют о них всестороннюю заботу в период подготовки к старту и в ходе всего полета. Это труд всех тех, кто добывает руду и уголь, плавит и обрабатывает металл, растит хлеб и возводит электростанции, строит и собирает космические корабли и ракеты, кто круглосуточно дежурит у пультов наземных пунктов слежения...

Размышляя о первых космических рейсах, мы всегда будем возвращаться в мыслях к тем, кто первым шагал в неизведанное, смело смотрел в глаза опасностям и побеждал их. Мы всегда будем возвращаться в мыслях к людям героической профессии — космонавт.

Они первооткрыватели. Л миссия первооткрывателей сложна. Они призваны расширять горизонты человеческих познаний, приоткрывать завесу над будущим. Трудна и чревата опасностями их дорога.

Перед глазами еще и еще раз проходят образы тех, кто без колебаний, уверенно и осознанно шел на штурм космических высот. На подвиг. Сегодня нет нужды повторять, что космический полет — это не романтическое путешествие. Для исследователя он порой сопряжен с риском, как, впрочем, и всякое проникновение в тайны природы, будь то недра земли, глубины океана или просторы неба.

«Ничто не дается людям даром, — говорил Юрий Гагарин. — Ни одна победа над природой не была бескровной. Мы начали узнавать околоземной мир. А разве земные наши открытия не оплачены жизнями замечательных людей, героев разных стран, отважных сынов человечества? Норвежец Амундсен и англичанин Скотт, американец Де-Лонг и француз Лаперуз, наш ледовый герой Георгий Седов и неутомимый путешественник Алексей Федченко — как длинен этот драматический список открывателей нашей планеты! Люди погибали, но новые корабли уходили со стапелей, новые самолеты выруливали на взлетную полосу, новые отряды уходили в леса и пустыни. Но разве это судьба только путешественников? Разве не отдавали свою жизнь во имя знаний физики? Разве не жертвовали собой ради других врачи? А летчики-испытатели?.. Романтики в профессии космонавта с избытком. Но теперь все уже знают, что дорога в космос не усыпана розами. И те, кто прошел по этой дороге, — не фанатики, не роботы, не винтики и колесики космического механизма, это упорные, смелые люди. В каждом из них есть что-то свое, неповторимое».

Размышляя над судьбами наших космонавтов, невольно убеждаешься, что героическая борьба старших поколений советских людей — строителей и защитников социализма стала для них примером мужества и отваги, а работа в Звездном — взыскательной и строгой школой жизни.

— Я хорошо помню идеалы своей юности, — вспоминает Георгий Береговой, — людей, дела и судьбы которых воплощали тогда для нас героику, пафос и торжество строительства первого в мире социалистического государства. Папаниицы, челюскинцы, первые Герои Советского Союза — Ляпидевский и Каманин; Чкалов, совершивший перелет через Северный полюс, покорители просторов пятого океана — Громов, Коккипаки. А рядом с ними имена героев труда — Стаханова и Бусыгина, сестер Виноградовых, Демченко и Ангелиной, строителей Турксиба, Магнитогорска, Комсомольска-на-Амуре... Их было много тогда в авангарде знаменательных событий и свершений тех лет, но всех их объединяло одно общее — неотделимость личных замыслов и целей от замыслов и целей всего народа. Никто из них не искал славы и почестей лишь для себя; их мужество, их воля к победе ни в коей мере не напоминали дерзость и отвагу действующих на свой страх и риск одиночек — они шли со всеми, хотя и впереди всех. Они боролись не во имя личной судьбы, не ради карьеры, а за общее, важное и дорогое всем дело...

Мысль о том, что они являются продолжателями великого дела, начатого их отцами и дедами, я слышал от многих космонавтов. Владимир Шаталов как-то заметил:

— Нельзя сказать, что, только став космонавтом, я впервые подумал о себе как о частице Советской страны. Ведь об этом не может не думать летчик, которому доверяют сложные задания. А я был таким летчиком. Не может не думать человек, который пережил войну. А я пережил ее... Однако дело не только в этом. Чувство гражданина, гражданского долга приходит вместе с первыми зрелыми мыслями — с самосознанием человека. Потом это крепнет вместе с чувством ответственности...

И все-таки в чем то главное, что объединяет этих людей? Они рождены нашим советским временем, воспитаны школой и комсомолом, взращены народом и партией. С детских лет они знают, что такое труд. Среди них нет белоручек, нет равнодушных. Они — одержимые. Да, одержимые. У них безудержное желание летать на самолетах и космических кораблях. У них ненасытная жажда знаний: почти все, кто пришел в Звездный после окончания авиационных училищ, закончили Военно-воздушную инженерную академию, многие заочно учатся в адъюнктуре, защитили диссертации. Одержимость — это прекрасное качество.

«Иногда пас спрашивают: зачем нужна такая напряженная работа? Зачем мы работаем так, зная, что, в общем-то, работаем на износ? Но разве люди, перед которыми поставлена важная задача, большая цель, разве они будут думать о себе, о том, насколько подорвется их здоровье, сколько именно можно вложить сил, энергии, старания, чтобы их здоровье не подорвалось! Настоящий человек, настоящий патриот, комсомолец и коммунист никогда об этом не подумает. Главное — выполнить задание». Это слова Юрия Гагарина. Так же думают и другие. Когда издающийся в США журнал «Совьет лайф» обратился к Алексею Елисееву с вопросом: «Что вам дороже всего на земле?», он ответил:

— Моя работа. Работа не кустаря-одиночки, а страны, но и планеты в целом, стали инструментом познания в арсенале самых различных научных областей. Геодезические спутники уточняют карты, геофизические — позволяют изучать недра и облегчают прогнозы землетрясений... Орбитальные станции и спутники способны решать проблемы навигации и океанологии, помогают наблюдать за состоянием посевов в глобальном масштабе, своевременно обнаруживать лесные пожары, предупреждать о паводках и наводнениях... Космическая среда создает идеальные условия для целого ряда технологических процессов...



А. В. Филипченко и Н. Н. Рукавишников у пульта управления тренажером

Мы не говорим уже о том поистине революционном толчке, который дают космические исследования нашей земной науке и технике.

Устремленность в будущее живет в каждом из тех, кто принадлежит к племени Гагарина. И в этой устремленности — секрет человеческого счастья.

«Возможно, паша работа более опасна, более трудна и ответственна, чем какая-нибудь другая, — сказал как-то Петр Климук, — но это работа. Она начинается на Земле и продолжается в космосе — в холодной и черной бездне, в плену невесомости, там, где человек будто разрывает привычные связи со своей извечной колыбелью — Землей, становящейся одновременно и близкой, и далекой. Однако и там наша работа направлена на пользу родной матери — Земле, ради того, чтобы на ней — солнечной и зеленой, безгранично дорогой и сказочно красивой — вечно торжествовали мир, счастье и прогресс».

Многое сделано нами в космосе. Это — заслуга всего советского народа, нашей родной Коммунистической партии Советского Союза. Товарищ Л. И, Брежнев так сказал о делах космических: «Практическое значение полетов наших космических кораблей, а также запуска в космос автоматических станций выходит далеко за пределы исследований космического пространства в собственном смысле этого слова. Уже сегодня плодами космических исследований пользуются, по существу, все пароды земного шара. Достаточно назвать такие области науки и техники, как космовидение, сверхдальняя телефонная и телеграфная связь, участие космических аппаратов в составлении прогнозов погоды, космическая навигация морских кораблей.

Таким образом, расширяя нашу деятельность по изучению космоса, мы не только закладываем основы для будущих гигантских завоеваний человечества, плодами которых воспользуются грядущие поколения, но и извлекаем непосредственную практическую пользу сегодня для населения Земли, для наших пародов, для дела нашего коммунистического строительства».

Фронт экспериментов в космосе с каждым годом расширяется. Шаг за шагом, реализуя широкий план вторжения во Вселенную, идем мы по звездному пути. Интенсивное освоение космоса содействует развитию производительных сил на Земле, ведет к решению новыми средствами кардинальных проблем развития народного хозяйства страны, становится одним из рычагов научно-технического прогресса. Космическая техника полноправно участвует в создании материально-технической базы коммунизма. Вот почему наши пятилетние планы предусматривают дальнейшее интенсивное изучение, освоение и использование космического пространства.

В принятых XXVI съездом КПСС «Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1981 — 1985 годы и на период до 1990 года» сказано, что предстоит «дальнейшее изучение и освоение космического пространства в интересах развития науки, техники и народного хозяйства».

Советским человеком был сделан первый шаг в космос. Ныне он продолжает штурм космоса. Его стремление благородно — это стремление к познанию пока еще не познанного. И тем прекраснее будут дары неба, которые, несомненно, откроют перед нами такие богатства, о которых мы ие можем сейчас и предполагать. В космос, к далеким мирам полетят десятки, сотни, тысячи новых и новых посланцев Земли. Они откроют для человечества многие тайны Вселенной.

* * *

...Звездный городок. В центре, где сходятся асфальтированные аллеи, на фоне белоснежных берез и корабельных сосен, высится огромный, собранный из мраморных плит щит. На темно-серых квадратах высечены имена летчиков-космонавтов СССР и даты их полетов. Есть плиты, на которых еще нет имен. Но они будут. Время новых космических стартов не заставит себя ждать.

Online Orionid

  • Moderator
  • *****
  • Wiadomości: 14960
  • Very easy - Harrison Schmitt
57

ХРОНИКА КОСМИЧЕСКИХ СТАРТОВ

Дата полета Космический корабль, орбитальная станция, комплекс, продолжительность полета Экипаж и его позывной

12 апреля 1961 г. "Восток" 1 час 48 минут Гагарин Ю. А. "Кедр"

6-7 августа 1961 г. "Восток-2" 1 сутки 1 час 18 минут Титов Г. С. "Орел"

11-15 августа 1962 г. "Восток-3" 3 суток 22 часа 22 минуты Николаев А. Г. "Сокол"

12-15 августа 1962 г. "Восток-4" 2 суток 22 часс 57 минут Попович П. Р. "Беркут"

14-19 июня 1963 г. "Восток-5" 4 суток 23 часа 6 минут Быковский В. Ф. "Ястреб"

16-19 июня 1963 г. "Восток-6" 2 суток 22 часс 50 минут Терешкова В. В. "Чайка"

12-13 октября 1964 г. "Восход" 1 сутки 0 часов 17 минут Комаров В. М., Феоктистов К. П., Егоров Б. Б. "Рубин"

18-19 марта 1965 г. "Восход-2" 1 сутки 2 часа 02 минуты Беляев П. И., Леонов А. А., "Алмаз"

23-24 апреля 1967 г. "Союз-2" около 3 суток Комаров В. М. "Рубин"

25-28 октября 1968 г. "Союз-2" около 3 суток Автоматический беспилотный

26-30 октября 1968 г. "Союз-3" 3 суток 22 часа 51 минута Береговой Г. Т. "Аргон"

14-17 января 1969 г. "Союз-4" около 3 суток Шаталов В. А. "Амур"

15-18 января 1969 г. "Союз-5" 3 суток Волынов Б. В., Елисеев А. С., Хрунов Е. В. "Байкал"

11-16 октября 1969 г. "Союз-6" около 5 суток Шонин Г. С., Кубасов В. Н., "Антей"

12-17 октября 1969 г. "Союз-7" около 5 суток Филипченко А. В., Волков В. Н., Горбатко В. В., "Буран"

13-18 октября 1969 г. "Союз-8" около 5 суток Шаталов В. А., Елисеев А. С., "Гранит"

1-19 июня 1970 г. "Союз-9" около 18 суток Николаев А. Г., Севастьянов В. И., "Сокол"

19 апреля-11 октября 1971 г. "Салют" около полугода Орбитальная станция

23-25 апреля 1071 г. "Союз-10" — "Салют" около 2 суток Шаталов В. А., Елисеев А. С., Рукавишников Н. Н. "Гранит"

6-30 июня 1971 г. "Союз-11" — "Салют" более 23 суток Добровольский Г. Т., Волков В. Н., Пацаев В. И., "Янтарь"

3-28 апреля 1973 г. "Салют-2" 25 суток Орбитальная станция

27-29 сентября 1973 г. "Союз-12" около 2 суток Лазарев В. Г., Макаров О. Г. "Урал"

18-26 декабря 1973 г. "Союз-13" около 8 суток Климук П. И., Лебедев В. В. "Кавказ"

25 июня 1974 г. — 24 января 1975 г. "Салют-3" 7 месяцев Орбитальная станция

3-19 июля 1974 г. "Союз-14" — "Салют-3" более 15 суток Попович П. Р., Артюхин Ю. П. "Беркут"

26-28 августа 1974 г. "Союз-15" 2 суток Сарафанов Г. В., Демин Л. С., "Дунай"

2-8 декабря 1974 г. "Союз-16" около 16 суток Филипченко А. В., Рукавишников Н. Н. "Буран"

26 декабря 1974 г. — 1 февраля 1977 г. "Салют-4" более 2 лет Орбитальная станция

11 января-9 февраля 1975 г. "Союз-17" — "Салют-4" около 30 суток Губарев А. А., Гречко Г. М., "Зенит"

5 апреля 1975 г. "Союз" Лазарев В. Г., Макаров О. Г. "Урал"

24 мая — 26 июля 1975 г. "Союз-18" — "Салют-4" 63 суток Климук П. И., Севастьянов В. И. "Кавказ"

15 — 21 июля 1975 г. "Союз-19" — "Аполлон" (США) около 6 суток Леонов А. А., Кубасов В. Н. "Союз"

17 ноября 1975 г. — 16 февраля 1976 г. "Салют-20" — "Салют-4" 92 суток Автоматический беспилотный

22 июня 1976 г. "Салют-5" около 1,5 лет Орбитальная станция

6 июля — 24 августа 1976 г. "Союз-21" — "Салют-5" 49 суток Волынов Б. В., Жолобов В. М., "Байкал"

15-23 сентября 1976 г. "Союз-22" около 8 суток Быковский В. Ф., Аксенов В. В. "Ястреб"

14-16 октября 1976 г. "Союз-22" 2 суток Зудов В. Д., Рождественский В. И. "Родон"

7 -25 февраля 1977 г. "Союз-24" — "Салют-5" около 18 суток Горбатко В. В., Глазков Ю. Н., "Терек"

29 сентября 1977 г. — 29 июля 1928 г. "Салют-6" более 4 лет Орбитальная станция

9 — 11 октября 1977 г. "Союз-25" более 2 суток Коваленок В. В., Рюмин В. В., "Фотон"

10 декабря 1977 г. — 16 марта 1978 г. "Союз-26" "Салют-6" 96 суток Романенко Ю. В., Гречко Г. М., "Таймыр"

10 — 16 января 1978 г. "Союз-27" — "Салют-6" — "Союз-26" более 5 суток Джанибеков В. А., Макаров О. Г., "Памир"

20 января — 8 февраля 1978 г. "Прогресс-1" 20 суток Полет в составе комплекса "Салют-6" — "Союз-27"

2 — 10 марта 1978 г. "Союз-28" — "Салют-6" — "Союз-27" 8 суток Губарев А. А., Ремек В. (ЧССР) "Зенит"

15 июня — 2 ноября 1978 г. "Союз-29" — "Салют-6" — "Союз-31" 140 суток Коваленок В. В., Иванченков А. С. "Фотон"

27 июня — 5 июля 1978 г. "Союз-30" — "Салют-6" — "Союз-29" 8 суток Климук П. И., Гермашевский М (ПНР) "Кавказ"

7 июня — 4 августа 1978 г. "Прогресс-2" 29 суток Полет в составе комплекса "САлют-6" — "Союз-29"

18 — 24 августа 1978 г. "Прогресс-3" 17 суток Полет в составе комплекса "Салют-6" — "Союз-29"

26 августа — 3 сентября 1978 г. "Союз-31" — "Салют-6" — "Союз-29" 8 суток Быковский В. Ф., Йен З. (ГДР) "Ястреб"

4 — 26 октября 1978 г. "Прогресс-4" 22 суток Полет в составе комплекса "САлют-6" — "Союз-31"

25 февраля — 19 августа 1979 г. "Союз-32" — "Салют-6" — "Союз-34" 175 суток Ляхов В. А., Рюмин В. В., "Протон"

12 марта — 5 апреля 1979 г. "Прогресс-5" 25 суток Полет в составе комплекса "Салют-6" — "Союз-32"

10 — 12 апреля 1979 г. "Союз-33" 2 суток Рукавишников Н. Н., Иванов Г. (НРБ) "Сатурн"

13 мая — 9 июня 1979 г. "Прогресс-6" 28 суток Полет в составе комплекса "Салют-6" — "Союз-32"

6 июня — 19 августа 1979 г. "Союз-34" — "Салют-6" 73 суток "Союз-34" беспилотнопилотируемый

28 июня — 20 июля 1979 г. "Прогресс-7" 23 суток Полет в составе комплекса "Салют-6" — "Союз-34"

16 декабря 1979 г. — 26 марта 1980 г. "Союз-Т" — "Союз-6" 100 суток "Союз-Т" Автоматический беспилотный

27 марта — 26 апреля 1980 г. "Прогресс-8" 31 сутки Полетв составе комплекса "Салют-6"

9 апреля — 11 октября 1980 г. "Союз-35" — "Салют-6" — "Прогресс-8" 185 суток Попов Л. И., Рюмин В. В., "Днепр"

27 апреля — 22 мая 1980 г. "Прогресс-9" 26 суток Полет в составе комплекса "Салют-6" — "Союз-35"

26 мая — 3 июня 1980 г. "Союз-36" — "Салют-6" — "Союз-35" в8 суток Кубасов В. Н., Фаркаш Б. (ВНР) "Орион"

5 — 9 июня 1980 г. "Союз Т-2" — "Салют-6" — "Союз-35" около 4 суток Малышев Ю. В., Аксенов В. В., "Юпитер"

29 июня — 19 июля 1980 г. "Прогресс-10" 21 сутки Полет в составе комплекса "Салют-6" — "Союз-35"

23 — 31 июля 1980 г. "Союз-37" — "Салют-6" — "Союз-35" 8 суток Горбатко В. В., Таун Ф., (СРВ) "Терек"

18 — 26 сентября 1980 г. "Союз-38" — "Салют-6" — "Союз-34" 8 суток Романенко Ю. В., Мендес А. Т. (Куба) "Таймыр"

28 сентября — 11 декабря 1980 г. "Прогресс-11" 75 суток Полет в составе комплекса "Салют-6" — "Союз-37"

27 ноября — 10 декабря 1980 г. "Союз Т-3" — "Салют-6" — "Союз-37" 13 суток Кизим Л. Д., Макаров О. Г., Стрекалов Г. М. "Маяк"

24 января — 21 марта 1981 г. "Прогресс-12" 57 суток Полет в составе комплекса "Салют-6"

12 марта — 26 мая 1981 г. "Союз Т-4" — "Салют-6" — "Прогресс-12" 75 суток Коваленок В. В., Савиных В. П., "Фотон"

22-30 марта 1981 г. "Союз-39" — "Салют-6" — "Союз Т-4" 8 суток Джанибеков В. А., Ж. Гуррагча (МНР) "Памир"

14 — 22 мая 1981 г. "Союз-40" — "Салют-6" — "Союз Т-4" 8 суток Попов Л. И., Прунариу Д. (СРР) "Днепр"

19 апреля 1982 г. "Салют-7" Полет продолжается Орбитальная станция

13 мая — 10 декабря 1982 г. "Союз Т-5" — "Салют-7" 211 суток Березовой А. Н., Лебедев В. В., "Эльбрус"

23 мая — 4 июня 1982 г. "Прогресс-13" 13 суток Полет в составе комплекса "САлют-7" — "Союз Т-5"

24 июня — 2 июля 1982 г. "Союз Т-6" — "Салют-7" — "Союз Т-5" 8 суток Джанибеков В. А., Иванченков А. С., Кретьен Ж. -Л. (Франция) "Памир"

10 июля — 11 августа 1982 г. "Прогресс-14" 32 суток Полет в составе комплекса "САлют-7" — "Союз Т-5"

19 — 27 августа 1982 г. "Союз Т-7" — "Салют-7" — "Союз Т-5" 8 суток Попов Л. И., Серебров А. А., Савицкая С. Е., "Днепр"

18 сентября — 14 октября 1982 г. "Прогресс-15" 27 суток Полет в составе комплекса "Салют-7" — "Союз Т-7"

31 октября — 14 декабря 1982 г. "Прогресс-16" 44 суток Полет в составе комплекса "САлют-7" — "СОюз Т-7"


Источник: https://coollib.net/b/303362-mihail-fedorovich-rebrov-sovetskie-kosmonavtyi/readp?p=149&cnt=9000
« Ostatnia zmiana: Kwiecień 15, 2020, 14:27 wysłana przez Orionid »

Offline kretus5

  • Junior
  • **
  • Wiadomości: 62
  • LOXem i ropą! ;)
Orionid, ty chyba zwariowałeś. Nie za dużo tych materiałów na raz ? Owszem tematyka historii sowieckiej astronautyki ciekawa, ale publikując tyle tego ciężko się dostać do innych tematów...

Polskie Forum Astronautyczne


Online Orionid

  • Moderator
  • *****
  • Wiadomości: 14960
  • Very easy - Harrison Schmitt
Orionid, ty chyba zwariowałeś. Nie za dużo tych materiałów na raz ? Owszem tematyka historii sowieckiej astronautyki ciekawa, ale publikując tyle tego ciężko się dostać do innych tematów...
Przepraszam.
Zamierzałem, jak wcześniej, przez wydzielenie, stworzyć ukryty wątek.
Mam nadzieję, że administracja przeniesie szybko cały wątek we właściwe miejsce  :)

Polskie Forum Astronautyczne